Βάτραχος-ταξιδιώτης (az_67) wrote,
Βάτραχος-ταξιδιώτης
az_67

Category:

General Alberto

С генералом-полковником Альбертом Михайловичем Макашовым мне посчастливилось встречаться в конце 80-х. Познакомившись в последние годы с Макашовым виртуальным(каким он предстал в российских СМИ), должен отметить, что Макашов - один из тех людей, которые не страдают раздвоением личности. Такие люди повсюду идут в бой с открытым забралом, ни от кого не скрывая своего истинного лица. Генерал Макашов всегда был прям, открыт и вонюч, как кирзовый сапог.

Долг тогдашней Родине я отдавал на благодатной земле Сакартвело, чей душистый запах киндзы, оказался поглощен смрадом портянок. Земля Сакартвело, по военно-административному делению территории бывшего СССР, относилась к Закавказскому Военному Округу (ЗакВо). В 1986-м году, в г. Тифлис на должность заместителя командующего округом прибыл подающий надежды генерал–лейтенант Алик Макашов, который очень быстро заставил произносить свою фамилию с придыханием, даже в «кулуарах» самых отдаленных военгородков. Командующего округом знали плохо, за что и любили. Был он человеком в возрасте, тихо и мирно завершавшим удачную карьеру. Изредка посещал крупные учения, но чаще заезжал попить чаю в кафе образцово-показательной учебной дивизии Вазиани – своего любимого детища...

Иное дело его новый заместитель. С первых дней службы он так настолько цепко ухватил округ «за мудя», что фамилию командующего больше никто не вспоминал. Казалось что во всей Советской Армии нет бога кроме Макашова, а комдивы – посланники его. Как уже было сказано, Альберт Макашов терпеть не мог двойные стандарты. Потому, вопреки неписанным правилам взаимоотношения генералов с рядовым составом («лев мышей не ест»), новый зам. командующего не делал различий между комдивом и курсантом «учебки», сношая всё что попадало в поле зрения. Разгуливая по военным городкам, охотился на каждого встречного, не гнушаясь рядовой мелочью. За недостаточно чётко отданную честь, отправлял под арест и зазевашихся майоров и перепуганных молоденьких солдат-первогодок. Благо улов его был невелик. Во время визитов генерал-лейтенанта всяческая жизнь в военных городках вымирала.

О нежданном приезде зам. командующего сообщалось, как о начале полномасштабной ядерной войны. Хотя нет... Хочется верить, что советских офицеров, узнай они об атомной бомбардировке Москвы, не охватила бы такая паника, которая проникала в их ряды по приезду Макашова. Белые лица, дрожащие губы, выпученные от ужаса глаза... Всё это при одном лишь упоминании неумолимо надвигающегося «бога войны»... «Макашов едет !!!», «Макашов здесь !!!».. Чёрная «Волга» с печально известными номерами, беспардонно тормозившая посреди плаца, мгновенно возвращала брюхастых, вальяжных командиров дивизий в их желторотую курсантскую юность. Бывалые полковники, полновластные сюзерены своих вотчин, невероятным усилием воли передислоцируя натруженный живот в район грудной клетки, тянули носок, как часовые кремлевской роты. Подрагивая тучными телесами, отбивали положенные десять строевых шагов в направлении расхристанного «бога», что лениво вываливался из автомобиля и оглашал замершее пространство зычными матерными тирадами.

* * *

Из немногочисленных мимолетных свиданий с генералом запомнились два. Первое – зимний строевой смотр нашей части на полигоне «Яглуджа», располагавшемся в долине, между городами Тбилиси и Рустави. К смотру готовились загодя, в течение двух дней. Стирали гладили, подшивали, отмеряли и перешивали. Зеркальные бляхи, ниточки-иголочки в шапках, отутюженные шинели... Перед смотром внепланово выдали свежее исподнее. Сырым февральским утром нас выстроили на продуваемом всеми ветрами плацу. Зам. командующего задерживался, и полковое начальство решило провести генеральную репетицию, моделируя самые непредсказуемые вводные Макашова по проверке строевой готовности личного состава. Раздели до исподнего, проверили свежесть кальсон. После часового стояния под порывами ледяного ветра в нижнем белье, дальнейшие два часа, проведенные в шинелях, показались нам сущей благодатью.

Задержавшийся на три часа генерал-лейтенант Макашов медленно, в угрюмой задумчивости, обходил подразделения. Наша рота стояла одной из последних на пути следования ревизора. Командир роты был в отьезде и замещал его старший прапоршик Ночкин – полковой сумасшедший, пенсионер и алкоголик, проявлявший служебное рвение лишь в периоды похмельного синдрома. Макашова старший прапорщик Ночкин, в отличие от остальных офицеров, почти не боялся, с гордостью отмечая свои три звезды супротив двух на погонах генерал-лейтенанта.

«Смир-р-рн-а-а ! Р-равнение на середину !»
- Н-ну, бляди... И где же ваши танковые куртки ? - приветствовал нас после двухминутной паузы генерал Макашов, – продали, суки, на Авлабари(тбилисский рынок – az_67 ) ?
- А нам и не выдавали, товарищ генерал-лейтенант – непростительно спокойно парировал Ночкин
- Рот заткни, прапор ! Тебе слова никто не выдавал ! - прошипел, дивясь ночкинской наглости, шакалоподобный капитан из генеральской свиты.
- Продали, мать их ёб. Как пить дать - продали, – с грустью констатировал Альберт Михайлович, не обращая внимание на мелкую возню рядом.
Взгляд генеральский еще некоторое время уныло блуждал по лицам военнослужащих первой шеренги, пока не задержался на румяном лице Ираклия Дгебуадзе, за чьей широкой спиной нашёл пристанище ваш покорный слуга.
- Какое последнее упражнение из пистолета выполнял, товарищ солдат ? – почти обреченно спросил Макашов
- Ми... нэ виполнял... пистолет... никак нэт, товарищ генерал-лэйтенант, нэ помню – хрипло выдавил Ираклий, готовый сломаться напополам в районе поясницы
- Представьтесь !
- Рядовой Дгебуадзе ..
- Эххх,.. представляясь старшему по званию, военнослужащий называет свои должность, звание и фамилию – устало махнул рукой Макашов, не проявив дальнейшего любопытства относительно должности рядового – Да что с вас взять – блядьё и ворье. Ну ничего, зампотыл округа генерал-майор Начхебия со мной. Разберемся. Все как один под трибунал пойдете...

Нечто подобное, и без последствий, выслушали повидимому все подразделения, проинспектированные в тот день, прибывавшим в лирическом расположени духа Макашовым...
- Ну что. Наложил в штаны ? Язык проглотил ! – хлопали мы по плечу Ираклия – Даже должность назвать забыл.
- Никого я нэ боюсь ! – злился Ираклий – я всё продуманно отвэчал ! Что я, дурак должность «мэханика-водителя» називать ? Чтоб он мэня по танку спрашивал , э ?!...

* * *

Однажды, пребывая в служебной командировке в Вазианской дивизии, мы, группа рядовых и сержантов срочной службы, несколько дней томились от безделья, не зная чем заняться. Степень нашего томления подошла к той критической отметке, при достижении которой солдат способен на самые необдуманные поступки. Так мы решили посетить... дивизионную библиотеку – огромную, роскошную, как и сам военный городок Вазиани, что поражал военных туристов многоэтажностью казарм, размерами плаца и помпезностью фонтанов. Нужно сказать, что дело на которое мы решились средь бела дня, было действительно необдуманным и рискованным. Все были хорошо осведомлены, о рыщущем по улицам городка в поисках жертвы, ненасытном генерале Альберто. Генерал Альберто, как и его патрон - командующий округом, был частым гостем в Вазиани.

Преодолев перебежками центральные, наиболее опасные районы, мы юркнули в здание клуба и крадучись поднялись на третий этаж. Опьяненные книжным дурманом, разомлевшие в теплой тиши библиотеки, мы рассредоточились по читальному залу, расселись, обложились подшивками старых журналов. Жадно погрузившись в чтение, мы на мгновение потеряли чувство реальности, подобно голодной мыши, рискующей жизнью ради кусочка засохшего сыра. Кроме нас в библиотеке находилось еще несколько местных офицеров-героев, чья тяга к самообразованию, видимо, возобладала над инстинктом самосохранения.

Приблизительно через пол часа хрупкая идиллия была нарушена раздавшимся снизу грозным рёвом. Принадлежность рёва никаких сомнений не вызывала. Этот рёв знал каждый военнослужащий ЗакВо. Так в округе имел право реветь только повелитель. Нерадивые читатели оцепенели, загипнотизированные рыком чудовища. Ворвавшаяся в зал библиотекарша лишь официально подтвердила проникновение генерала Альберто в здание клуба:
- Макашов ! На первом этаже ! - выпалила молоденькая служащая СА и в ужасе прикрыла рот ладонью.
Первым из читателей очнулся, как водится, старший по званию – невысокий рыжий майор с помятым лицом. В отчаянии отшвырнув томик военных мемуаров, он задал библиотекарше самый откровенный вопрос:

- Где здесь запасной выход, бля ?!
- Какой запасной выход ? Это же третий этаж ! – огорчила майора девушка
Старший по званию без энтузиазма посмотрел на окно...
- Ну хоть какой-нибудь выход должен быть ! – простонал майор, оттягивая непопулярное решение, чреватое потерями в личном составе.
- Погодите... - задумалась библиотекарша - у меня ключ от подсобного помещения. Он туда не сунется. Только как вы там все поместитесь...
- Поместимся, поместимся – вышли из оцепенения офицеры – вы быстрее ведите !

Библиотекарша вывела нас в коридор. Звериный рёв слышался отчетливее и ближе. Толкаясь, не разбирая чина и звания, мы забились в крошечный чулан. Библиотекарша суетливо провернула ключ и, мелко цокая каблучками, удалилась. Разместились мы, как и было обещано, без особого комфорта, полулежа друг на друге, опираясь на ведра, швабры и прочие хозяйственные принадлежности. Каждое телодвижение таило в себе опасность спровоцировать предательский звон жести. Мы замерли в самых причудливых позах, будто играя с библиотекаршей в «Море волнуется раз». Тяжело сопя, прислушивались из безопасного укрытия к происходившему в клубе. Макашовский мат не приближался. Альберт Михайлович всё распинал за что-то дежурного сержанта на первом этаже, периодически вспоминая ближайших родственников начальника клуба. Мы подбадривали друг-друга, пытались шутить. Майор, капитан, лейтенанты, сержанты и рядовые. Мелкие хищники и травоядные, загнанные в угол общим врагом, истребляющим всё живое на своем пути.

Макашов так и не поднялся. Входная тяжело заскрипела и с шумом захлопнулась, окончательно приглушив генеральский бас. Мы облегченно перевели дух и осторожно зашевелились. Вскоре послышался знакомый цокот каблучков и скрежет ключа. Мы выползли на свет. Офицеры расправили плечи, отряхнули кителя. Глаза майора, еще несколько минут назад дрожавшего вместе с нами в тесной каморке, вновь обрели привычный для хищника блеск. Будто очнувшись от дурного сна, он презрительно смерил нас взглядом:
- Так... я не понял, бля! А вы тут чо делаете, нах ! ? Какая рота, йобта ?!
Tags: Проза
Subscribe

  • Первая встреча с ней

    Ноябрьской ночью 1974 года, когда в доме умер дед (отец матери), меня, семилетнего мальчика, спешно отправили к бабушке по отцовской линии, живший на…

  • "Полыхаев, вот ваш меч". От двух до пяти.

    Находясь в самом креативном по части случайного юмора возрасте, я полюбил отвечать на телефонные звонки. Заслышав звонок, я бежал, путался под ногами…

  • Не Bluetoothом единым

    У меня над рабочим столом уже десять лет висит изображение Сталина. Нет, не портрет. Маленькая распечатка одного из советских агитплакатов 30-х…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments

  • Первая встреча с ней

    Ноябрьской ночью 1974 года, когда в доме умер дед (отец матери), меня, семилетнего мальчика, спешно отправили к бабушке по отцовской линии, живший на…

  • "Полыхаев, вот ваш меч". От двух до пяти.

    Находясь в самом креативном по части случайного юмора возрасте, я полюбил отвечать на телефонные звонки. Заслышав звонок, я бежал, путался под ногами…

  • Не Bluetoothом единым

    У меня над рабочим столом уже десять лет висит изображение Сталина. Нет, не портрет. Маленькая распечатка одного из советских агитплакатов 30-х…