January 23rd, 2004

палеолог

А мне вот тоже сон приснился

Будто отправился я в турпоезку. И не куда-нибудь, а в ...сектор Газа !
А чо ? Один из наиболее часто упоминаемых в СМИ уголков нашей планеты. К тому же под боком, в каких-то десяти километрах – дешево и сердито. Положа руку на сердце, я не жалею потраченных на путешествие денег.
Знаете как во сне выглядит контрольно-пропускной пункт «Эрез» ? Ай, вы и не представляете. Высоченные ворота с архитектурными излишествами.. неописуемой красоты. Такие грандиозные ворота не снились даже Маруфу-башмачнику из «1000 и одной ночи», такое чудо не являлось «обдолбанным» ассасинам-низаритам, о таком совершенстве не мечтал голубоглазый халиф Аль-Хаким, строя по ночам планы генеральной реконструкции Каира... Разве что сионистские погранцы портили сказочный пейзаж унылым оливковым цветом своих х/б. Мне так хотелось рассмотреть ворота, а приходилось то и дело поглядывать по сторонам. Беспокойство вызывала та беспечность, с какой погранцы пропускали в страну обвязанных поясами со взрывчаткой шахидов. Они шли стройно, будто каппелевцы - шеренга за шеренгой, в черных куфиях, стянутых зелеными лентами. На лентах красовались четкие белые эмблемы ФК «Маккаби» Хайфа. Когда пересекли КПП, я даже немного успокоился, но ненадолго. Жена, которую я попросил предварительно ни в коем случае не говорить на иврите, ежеминутно срывалась на этот самый иврит, смущая мирных прохожих. От нас шарахались, мне приходилось хватать жену за руку и бежать подальше. На центральном проспекте города Газа я не без труда вырвался из цепких обьятий палестинских геев – узколобых губастых арабских боевиков с трехдневной небритостью Бори Моисеева, безвкусно накрашенных и отвратительно вилявших задом.
Гуляя по кварталам хамасовской вотчины - району Шейх Раджуан, поглядывал на ярко-синий небесный купол, прислушивался к вертушкам, опасаясь стать случайной жертвой точечного ракетного удара израильских ВВС.
Проголодавшись заглянули в фалафельную, где пожилой продавец, ловко обстругивая усеченный конус шауармы, исполнил нам в ориентальном стиле «Прекрасное далеко, не будь ко мне жестоко» (почему именно эта композиция – ума не приложу, вроде на слуху не была в последнее время). Что он этим имел ввиду ? А надкусив разбухшую от явств питту, я вдруг понял, что эта шауарма когда-то была несчастным индюком из сна pepel(см. трагическую историю индюка из сна pepel) и горько заплакал...