August 7th, 2009

палеолог

Баба Роза

Я однажды сравнивал – повторю еще раз. Когда-то, в доме моей бабушке, на соседней улице жила старуха. Звали ее Розой. Происходила она из глухого местечка, говорила по-русски с сильным акцентом и обладала соответствующей ярко-выраженной внешностью. Вобщем ничего особенного, но когда у бабы Розы начал прогрессировать маразм, она превратилась в карикатуру. Мне было тогда лет двенадцать, и признаюсь честно, я даже стал чаще заглядывать к бабушке в гости ради того, чтобы понаблюдать за ее сумасшедшей соседкой. Меня ужасно забавляло, как растрепанная баба Роза выходила на улицу в грязной ночной рубашке, как комично заговаривала с прохожими и просила папироску, прикладывая два пальца к губам. Я даже друзей стал с собой брать на эти однообразные представления, хоть те особого восторга от наблюдения не испытывали...
Израильские пользователи Живого Журнала, посвящающие свои посты очередному воззванию небезызвестного solnzevorot и, зовущие подразнить марксиста-одиночку в сообщество, где он вновь отметился, напоминают мне себя двенадцатилетнего. Я честно не знаю, кто представляет более жалкое зрелище – борец с ветряными мельницами-серыми маздами или десятки взрослых мужиков всякий раз гыкающих, улюлюкающих и плюющихся поп-корном при виде несчастного...

И о приятном.
Мусака греческая классическая – баранина, овечий сыр, баклажаны...
И почему perovskaya говорила, что это сложно. Не сложно. Просто хлопотно