Βάτραχος-ταξιδιώτης (az_67) wrote,
Βάτραχος-ταξιδιώτης
az_67

Categories:

Большой футбольный день Европы

Светлана Ивановна Бабич, царствие ей небесное. Мой классный руководитель, преподаватель русского языка и литературы в старших классах. Она была из тех учителей, которым для поддержания дисциплины в классе не нужно метаться между рядами, хлопать журналом по столу и повышать голос. Класс покорялся ей, инстинктивно чувствуя несгибаемую волю педагога. Как бы сейчас сказали : «она обладала харизмой и сильной энергетикой». Невысокая невзрачная женщина с широким бледным лицом и маленьким надменным ртом. Среди тех кто не знал ее близко - слыла педантичным тираном, существом суровым и злобным. Была в этом своя доля истины. На уроках Бабич новый материал не излагался и опрос продолжался от звонка до звонка. Заработать приличную оценку было нелегко, знавшие материал слабо или затруднявшиеся выразить мысль, подвергались едким безжалостным насмешкам со стороны учительницы. Молчание на поставленный вопрос выслушивала внимательно, выдерживая паузу до трех минут, а после подводила итог - «Мало».

Бабич никогда не была доброй для всех, прохладного отношения к своему предмету, да и просто гуманитарную ограниченность не прощала, карая безразличием. Как у всякого учителя, имелись у нее свои любимчики - несколько учеников, среди которых нашлось место и мне. Естественно, что любимчики эти никогда не удостаивались какого-либо снисхождения, будь-то учеба или общественная деятельность. Но этих ребят она всегда была готова отстоять, защитить(пусть и очевидно виновных) от своих коллег по педагогическом цеху, с этими учениками она изредка могла поговорить по-душам. А это уже немало, - ведь попытка провести со Светланой Ивановной беседу даже на формальные, деловые темы далеко не всегда могла увенчаться успехом. Была она человеком особенно странным в личном общении, ее способность воспринимать собеседника полностью находилась во власти настроения, а последнее видимо являлось функцией самочувствия.

Одинокий нездоровый человек, она жила с престарелой мамой в 2-х комнатной хрущевке на Павловом поле. Приходя на работу не в настроении скрывать этого не умела да и не старалась: в сторону приветствовавших ее не поворачивала окаменевшего лица, от учеников обращавшихся по обыкновению с той или иной просьбой отмахивалась руками, как от мух, не произнося ни слова, будто неожиданно обьявив им бойкот. Перед начальством она не пресмыкалась, не подличала, нравственными принципами в отличие от иных не поступалась. Власть и систему презирала тихо, не бунтуя. Покорно, устало, как и многие, сеяла «разумное доброе вечное» в удушливой атмосфере тех лет. «Меня насилуют и вам ничего не останется, как быть изнасилованными мной. Придется смириться» - говорила классная, поясняя неизбежность исполнения очередной обязаловки, спущенной сверху чиновниками от образования.

Необходимо отметить одно увлечение Светланы Ивановны - весьма странное для человека ее возраста, пола, профессии и вышеозначенных черт характера. Была она заядлым футбольным болельщиком со стажем, не пропускала ни одного матча харьковского «Металлиста», отчетливо представляя расстановку команд после очередного тура...

В начале 80-х новоиспеченная андроповская власть, закручивая гайки, тем не менее, настойчиво искала альтернативные пути для возвращения ускользавшей во тьму молодежи обратно, к светлым идеалам. Андропов прекрасно осознавал, что упущенное на этом направлении в брежневскую эпоху время означает крушение строя уже в обозримом будущем. И хотя власть одной рукой старалась ограничивать тлетворное влияние запада на молодые умы(помнятся категорические требования директрисы по ограничению зарубежного репертуара на школьных дискотеках), другой рукой приспосабливала чуждые аккорды для популяризация советских ценностей среди молодежи на доступном ей языке. Так прокатились по провинциальным музыкальным театрам входившие тогда в моду рок-оперы на патриотическую тематику. Посещение этих мероприятий, как и экскурсии на производство, входили в обязательную внеклассную работу. Я не жалею что удостоил своим посещением такой шедевр отечественной рок-музыки, как оперу «Молодая гвардия». Мы давились от смеха втечение трех часов, периодически сползая со стульев, то и дело утирая слезы. Одна только прощальная ария Кошевого перед «спуском» в шахту того стоила. Большее впечатление на меня в те годы произвел, пожалуй, просмотр кинокомедии «Питкин в тылу врага»...

Однажды классная обьявила – завтра после уроков очередной культ-поход. Уж не помню была то рок-опера или спектакль на революционную тематику, но требование к посещаемости было как никогда жестким. Бабич была настроена решительно. «Уважительной причиной отсутствия на мероприятии может послужить лишь ваша смерть или тяжелая болезнь. Подчеркиваю – ТЯЖЕЛАЯ болезнь» - предупреждала Светлана Ивановна – никаких отговорок выслушивать не собираюсь - даже не подходите !». Понимая всю бесполезность просьб об освобождении, я бы ни за что не обратился к классной. Да и поход не казался мне столь обременительным. Но дело было в середине сентября, день недели - среда. Начало европейских футбольных кубковых турниров, с множеством трансляций, день, который я ждал с нетерпением долгие месяцы. Расстроить этот праздник жизни культпоходом, пропустив все матчи я не мог себе позволить никак. И собравшись с духом решился...

- Светлана Ивановна», – окликнул я учительницу дрожащим голосом в коридоре. Бабич подозрительно покосилась в мою сторону.
- Светлана Ивановна, я завтра в театр идти не могу, – выдохнул я, поровнявшись с ней. Бабич даже не замедлила шаг.
- Ты излишне резв для тяжелой болезни, как я погляжу, а все остальное меня не интересует. Пойдешь как миленький, - зло улыбнулась Бабич не глядя в мою сторону.
- Светлана Ивановна, у меня действительно уважительная причина – перекрикивал я стозевный гул перемены, – большой футбольный день Европы. Я этого пропустить не могу. Бабич остановилась на мгновение, как бы осмысливая последнюю фразу, и внимательно посмотрела на меня. Глаза ее искрились теплотой.
- Да... забегалась совсем, забыла. Это таки уважительная причина – я даже не вправе тебя уговаривать. Ты можешь завтра никуда не идти, – грустно произнесла Светлана Ивановна.
Tags: Проза
Subscribe

  • Crna Gora

    Ну все, последнее из Черногории (хочется сказать "крайнее", но зачем себя обманывать)... Какая Черногория без Которской бухты. Кóтор считается…

  • Crna Gora

    Гора Зла-Колата в горном массиве Проклетие - самая высокая вершина Черногории (2530 м). А самая высокая вершина Израиля в горном массиве Хермон –…

  • Crna Gora

    До середины XIX века у црногорцев, как у многих южных и горных народов, была очень популярна кровная месть. В Албании говорят «джакмарья». В…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Crna Gora

    Ну все, последнее из Черногории (хочется сказать "крайнее", но зачем себя обманывать)... Какая Черногория без Которской бухты. Кóтор считается…

  • Crna Gora

    Гора Зла-Колата в горном массиве Проклетие - самая высокая вершина Черногории (2530 м). А самая высокая вершина Израиля в горном массиве Хермон –…

  • Crna Gora

    До середины XIX века у црногорцев, как у многих южных и горных народов, была очень популярна кровная месть. В Албании говорят «джакмарья». В…