Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

палеолог

(no subject)

makluf

Очень мощная фигура на Ближнем Востоке, о которой мало что знают. Ашкелонский строительный подрядчик Дани Махлуф. Сорок лет назад, в течение девяти лет он был начальником, наставником и другом нынешнего лидера ХАМАС Исмаила Хания, строившего тогда своими руками г. Ашкелон. Как сын родной был Исмаил для Дани. И в доме у него жил, и у детей его на свадьбе гулял. Не мальчик а золото, по словам Махлуфа. Умный, тактичный, добрый. Но вот вырос мальчик... И теперь, все, что построил сам к ебеням и разнесет...
палеолог

(no subject)

В новостях услышал. 18 лет со дня вывода израильских войск из Ливана. Тысячи христиан-коллаборационистов - военнослужащих т.н. "Армии Южного Ливана" были, как известно, в тот день эвакуированы в Израиль вместе с израильскими военнослужащими. Большинство из них уже уехали в Канаду, Францию, США. Кое-кто даже покаялся и вернулся в Ливан, отсидев там небольшие сроки в шиитских тюрьмах за предательство. Оставшиеся в Израиле проживают в самых северных и не самых благополучных городах, практически на границе с бывшей родиной. Их дети - обычные израильтяне, говорящие на иврите без какого-либо заметного акцента. Они так же, как евреи служат в армии, так же как евреи путешествуют после армии в Гималаи... Но если вдруг они здесь умирают, их тела депортируют в Ливан. Просто вывозят и оставляют там. Не предусмотрены здесь кладбища для нескольких сотен бывших солдат-союзников. За 18 лет не нашли для них места в земле обетованной. Талмудизм, распиздяйство. бюрократия или что еще - совершенно безразлично. Если кто-то где-то у кого-то, далеко за морями ищет дно, то вот оно, под носом, днище-то(с), как здесь любят говорить. Одно из... Очень обидно за державу. Эти ребята, которые защищали Израиль, точно заслуживают чести быть похороненными здесь.
палеолог

(no subject)

1

Типичный путь европейского социалиста к вершинам власти. Дед – убежденный нацист. Родился в семье без отца. Был изъят у матери, не имевшей возможности прокормить двух детей. Воспитывался в детском доме, а затем в приемной семье лесоруба. В детстве играл в хоккей. Был отчислен из университета через полтора года за неуспеваемость. Стал профессиональным сварщиком. Дальше – блистательная профсоюзная карьера, головокружительная партийная карьера. И, наконец, руководство влиятельной рабочей партией и крупным европейским государством. Одной из наиболее приоритетных целей своего правительства считает… признание независимой Палестины и надеется стать первым европейским лидером на этом поприще. С таким лицом, с такой биографией, с таким CV – идеальный кандидат на должность премьер-министра объединенной Новороссии. Но Степан Левин(Стефан Лёвин) управлять будет Швецией, так что теперь это… лицо шведского социализма.

Collapse )
zhid

Сердоболы

Хочу словечко запатентовать. Всяческих особо сердобольных пиздаболов(как правило россиян), беспрерывно причитающих над фейковыми фотографиями "жертв украинского нацизма" и постоянно возмущенных бесчеловечностью киевских детоубийц, следует называть "сердоболы". Сердоболам жалко далеко не всех нуждающихся в жалости, а лишь тех, кого важно пожалеть с точки зрения их, сердобольских государственных интересов.

Им жалко десятки детей Донбасса(«русский мир, разрушаемый украинскими вассалами Запада»), но совершенно не жалко десятки тысяч детей Сирии, разорванных бомбами Асада – близкого кореша русского царя(там, наоборот, «русский мир сокрушает ненавистных прозападных террористов»). Им не жалко грузинских детей погибших под бомбежками Гори в 2008, тысяч чеченских детей, погибших во время ковровых бомбардировок Грозного в 2000, им дела нет до израильских отроков - жертв палестинских партнеров Путина. А вот слезинка дружественного палестинского ребенка вызывает у них потоки слез...

В этой избирательной сердобольности, проходящей по принципу «свои-чужие», ничего удивительного бы не было. В конце концов, все мы разделены этнически, социально, интеллектуально. Омерзителен и жалок лишь фиговый листок морального абсолютизма(«мы ангелы, вы – демоны»), которым эти сердоболы пытаются прикрыть свои очевидные политические пристрастия. Причем «свои - чужие» у сердоболов, совсем не обязательно «русские - не русские».

Жалко русских «умученных бендеровцами». А вот русские, гибнувшие под бомбами русской авиации в Грозном, жалости достойными не оказались. Лес рубили, щепки летели. Всех же, кто проявлял сердобольность к мирному населению Чечни в те времена, сегодняшние «сердоболы» объявляли «либерастами и предателями, стреляющими в спину русскому солдату». Также никто не посмеет сегодня «фальсифицировать историю ВОВ» воспоминаниями о тысячах русских людей, лишенных жизни во время освобождения советских городов от немецких оккупантов, в результате ковровых бомбардировок красноармейских эскадрилий.

Не жалко им русских ни сегодня, ни тогда. В этих войнах им жалко лишь национальные интересы и обожествленное русское государство. На что есть вполне объективные причины, частично этих людей оправдывающие(ну не могу я не побыть «адвокатом дьявола» хоть чуть-чуть - гармонии не хватает)…
blue

Первая встреча с ней

Ноябрьской ночью 1974 года, когда в доме умер дед (отец матери), меня, семилетнего мальчика, спешно отправили к бабушке по отцовской линии, живший на соседней улице. Поберегли ребенка. После похорон отец забрал меня обратно домой, и я погрузился в непривычную торжественную атмосферу траура. Близкие, постепенно выходя из анабиоза, обнаруживали, что в окружающем их мире тоже умирают люди. В течение несколько месяцев после смерти деда, одно за другим сыпались известия о внезапных смертях его сослуживцев и старых друзей-ровесников. Сегодня семидесятилетние люди могут выглядеть подтянуто и моложаво. А во второй половине XX века семьдесят лет – уже дряхлый старик. Ни стентирований, ни шунтирований, ни профилактик. Какой автомобильный мотор выдержит пробег в двести тысяч километров без единого техобслуживания…

Только и разговоров было тогда в доме, что о смертях. Тот умер внезапно, тот скоропостижно… Женщины - бабушка, мама, дядина жена и сестра покойного деда Софья Яковлевна реагировали на известия подчеркнуто эмоционально, громко охая и всплескивая руками. Как это ни кощунственно звучит, но при всей печальности подобных новостей, было в них, по-видимому, и нечто облегчавшее страдание женщин нашей семьи. Так уж устроен человек - легче ему, когда не одинок он в своем горе… Если знания порождают, печаль, то незнания от печали, естественно, ограждают. А потому ребенок лишь проникается гнетущей атмосферой, не будучи в состоянии ощутить всю остроту боли, осознать невосполнимость утраты. Смерть, как реальная угроза существованию еще не может восприниматься всерьез, а ее тень, случайно промелькнувшая вдалеке, только будоражит воображение.

Я выбегал в коридор с открытым ртом, только заслышав знакомые оханья: «Как умер ?», «Когда ?!», «Да ты что ?!»». Сейчас я готов заткнуть уши и зажмурить глаза в подобных ситуациях. А тогда... Мурашки по коже, сердце колотится – страшновато, но так любопытно. Нечто сродни удовольствию, получаемому при возрастающем напряжении в триллере... «Вчера ?!», «Внезапно ?», «Как, уже похоронили ?!... Я приставал к родителям с расспросами, выяснял личности умерших. Родители машинально отвечали, а я быстро запоминал все фамилии и имена-отчества. Я постоянно прислушивался к телефонным разговорам взрослых, а потому часто был в курсе событий одним из первых, и оказывался в нужном месте за секунду до того, как бабушка огорошит маму, или тетя огорчит ничего не подозревающую бабушку страшным известием. Сейчас, сейчас ей скажут. А она как ахнет. А те как охнут… Ну давайте, давайте, же ! Шоу маст гоу. Collapse )
палеолог

Ну вот и все



музыка В. Мигули
слова ливийские народные.


Когда младенцем несмышленым
Я на горшок еще ходил,
Ты, грезя Книгою Зеленой,
Уже страной руководил.

Я рос… Взлетал и падал снова…
Я веселился… я страдал…
А ты с экрана новостного
Всю жизнь мою сопровождал.

Поговори со мной, Му́аммар.
О чем-нибудь поговори…
На время, выбравшись из ямы,
Мне снова детство подари…

Когда с ООНовской трибуны
Ты объяснил, как излечить,
Как сделать чище мир подлунный,
То мир решил: «Пора мочить»...

Стал взвод наложниц крепкотелых
Забавой натовских солдат.
Ты до последних дней хотел их,
Топя в араке боль утрат.

С тех пор, как с нами нет Саддама,
Немало пролито соплей…
Теперь и ты ушел, Муаммар -
Последний детства бармалей...
палеолог

Второй Рим

Пользуясь услугами «Турецких Авиалиний»(девиз «Beyond your expectations» - отнюдь не метафора), проходя по терминалам ультрасовременного аэропорта «Ататюрк», прогуливаясь по фешенебельным стамбульским проспектам в районе Таксим, задумываешься – а какое отношение ко всему перечисленному имеет окружающий тебя сбр... окружающее тебя народонаселение ? Эта назойливая толпа узколобых людей, беспрерывно ощупывающих твои карманы маленькими дикими глазками. Все эти перегавкивающиеся друг с другом подозрительные личности. Ни в одной стране мира не увидишь столько некрасивых лиц(привет Маше Арбатовой). Страна «понаехваших». Но где же коренное население, строившее аэропорт, проложившее интернет, основавшее университеты и академии ? Куда они все попрятались ? Вокруг одни янычары, которые обращаются к тебе «коллега». То ли все они скрытые программисты, то ли ты сам уже янычар...

Замурзанный чистильщик обуви – квинтэссенция восточного менталитета, с его презрением к слабости и великодушию. Нашедший щётку, обронённую чистильшиком, рискует быть не столько вычищенным, сколько «обутым». Разве достойный и сильный господин поднимет инструмент неприкасаемого ? Разве окликнет неприкасаемого, дабы вернуть ему утерянную вещь? На такое способны лишь сердобольные хлюпики. А с жалостливых хлюпиков всегда можно поиметь больше. Конечно не без этикета. Сначала хлюпику надо облобызать его ботинки, растекаясь в слезах бескрайней благодарности. А потом вдруг заметить, что слёзы благодарности оставляют бороздки на пыльной замше. И не отпуская ног простачка, навязать ему чистку обуви, как последний жест бескрайней благодарности. Пока дурак, который раз в год чистит себе обувь сам, будет почивать на лаврах своего великодушия и наслаждаться своим неожиданно возросшим статусом, его можно начинать обрабатывать. Вскользь расспросить хлюпика о его детях, и немедленно перейти к собственным. Напомнить, что неприкасаемые – тоже созданы по образу и подобию, что плодиться и размножаться им не запрещено. Но как прокормить троих детей в бездушном мире высокомерных господ ? Особенно если дети хронически больны... Неужели не дрогнет твое сердце, хлюпик ? Ты же хлюпик, должно дрогнуть ! Или ты думаешь, что найдя щётку неприкасаемого, ты осчастливил его детей ? Или ты возомнил, что за такую мелочь несчастный человек станет гнуть спину у твоих ног ? Ладно, ладно, простофиля, твоя услуга учтена. Потому с тебя не 20 баксов, которые обычно полагается брать за подбную работу на Галатском мосту, а всего 15... Что это ? Отцу троих тяжело больных детей ты бросаешь четыре лиры, как шелудивому псу бросают обглоданную кость? Ты потерял стыд, чужеземец ! Ты такой же, как и все здесь вокруг, а не сердечный гость, как померещилось вначале. Чёрт с тобой, давай свои четыре лиры и проваливай... Кстати, куда направляешься ? Я дорогу могу показать. Эй, постой, скажи – куда тебе надо ? Аллё-ё, коллега, куда попёр ?!...

DSCF3716

Collapse )
палеолог

Традиционный пятничный рыбдыбр

Зашёл в любимый рыбный магазинчик. Кудрявый марокканец Моше просит своего рыжеватого работника почистить форель. Просит почти ласково, без русских междометий.
- Что ? – спрашиваю – Всё уладилось ? Он тебя больше не злит ? Выгонять раздумал ?
- Ну конечно уладилось – лицо хозяина лавки искажает гримаса «какой пустяк» - Разве это можно носить в себе долго ? Я ведь с ним, как с ребёнком – постращаю, цыкну, а потом всегда прощу. Куда я его выгоню...


КаракатиЦЦа - моллюсГ печальный...
DSCF1745



Collapse )
палеолог

Колыбельная

Говорят, что известный израильский композитор, Наоми Шемер, ушедшая от нас в 2004 году, незадолго перед смертью созналась в плагиате: мелодия самой популярная ее песни «Золотой Иерусалим» была невольно позаимствована из колыбельной басков...
Представил как должны выглядеть слова баскской колыбельной на эту мелодию...


Колыбельная басков или песенка про «ЭТА»

Давайте, дети, вместо сказки
Я на ночь вам спою
Про то, как нежно любят баски
Басконию свою.

Про то, как тихий мальчик ́Икер
Семи неполных лет,
Нашел однажды в землянике
Поношенный берет...

Утих ночной залив Бискайи,
Бильбао видит сны,
Но малыша не отпускает
Грусть о судьбе страны.

«Мне тайна чёрного берета
Давно мешает спать.
Хочу я всё узнать про «ЭТА» ! -
Терзал ребенок мать.

«Нет у меня на всё ответа» -
Закрыла мать лицо –
«Когда ты вырастешь, про «ЭТА»
Поговоришь с отцом»

Расскажет он, как вечерами
Беретик надевал,
Скрывался, уходил дворами,
В семье не ночевал

Как шла искать его порою,
Как тушь текла с ресниц...
А падре твой менял пароли
И адреса связниц...

В восторге от семейной славы
Малыш сомкнул глаза -
Приснилось взятие Алавы
Отрядом партизан...

Жаль в упомянутом отряде
Отец не воевал.
Он за свободу Эускади
Другое проливал...
палеолог

Тетя Соня и диван

Было мне в ту пору года три-четыре. К нам часто захаживала давняя подруга бабушки – тётя Соня, жена композитора(по уверениям бабушки за ней в молодости «приударивал» Павло Тычина). Приходя, располагалась тётя Соня в дедовском кабинете, служившим по совместительству моей игровой комнатой, усаживалась на старенький диванчик. И хотя была тётя Соня довольно миниатюрной комплекции, однажды хлипкие ножки дивана не выдержали и он предательски рухнул в момент соприкосновения с нетяжелым задом, усевшейся на него Сони Киперман. Рухнул с грохотом, под вопли перепуганной пожилой женщины и шум игрушек, посыпавшихся из мешка, что мирно покоился на диване. Я как сейчас помню тот кошмар. Для меня, ребенка впечатлительного, это было маленьким землетрясением, первым крушением устойчивого, как мне казалось мира, где не бывает катаклизмов и кувыркающихся взрослых. Я отчаянно рыдал и успокоить меня стоило немало усилий. В моей детской голове никак не укладывалось такое развитие событий. Людей в нашем хлебосольном доме бывало немало, в лицо я тётю Соню помнил плохо, но имя запомнил четко. С этого дня безобидное «тётя Соня» порождало у меня жуткие фантазии и ассоциации с возможными мини-катастрофами. На «тётя Соня» надолго выработался определенный рефлекс.

Спустя может быть месяц, когда я уже почти не вспоминал о происшедшем, родители обьявили мне, что мы в субботу идем в гости к дальним родственникам на день рождения. Едем всей семьей, включая дедушку с бабушкой - оставить меня было не с кем. В гости ходить я любил, а потому в начале оживился, без всяких задних мыслей поинтересовавшись к кому мы идем. «Мы едем на Холодную гору к тёте Соне» - преждевременно радуясь объявила мама. Услышав свое интимное «над испанией безоблачное небо» я похолодел, сник и наотрез отказался ехать. Никакие заверения и клятвы, что та тётя Соня, к которой мы едем, никак не связана с тётей Соней, месяц назад обрушившей мой любимый диван, не помогали. Я упирался как мог. Уговаривали долго, переходя от кнута к прянику и обратно. Ну в что конце-концов мог поделать нервный малыш с 4-мя взрослыми. Меня одели и повели. Всю дорогу я напряженно думал о том, какие неприятности поджидают меня у тёти Сони, на что еще они(тёти сони) способны. В голове живописно рисовались падающие диваны, накрытые столы и даже громоздкие шкафы.

Никакого превентивного плана у меня не было, но по прибытию, как только открылась входная дверь, я со всей серьезностью поставил вопрос перед начавшей было сюсюкать с маленьким гостем очередной тётей Соней – собирается ли она падать с дивана ! Большая юмористка, тётя Соня(покойная тётка жены моего дяди), пребывавшая в веселом расположении духа, и видимо решив, что я только и жду от нее чего-нибудь эдакого, с радостью ответила - КОНЕЧНО ! «Так и знал !» - подумал я и с криком стал прорываться к выходу. Отец успел меня перехватить, а явно не подготовившаяся к такому сценарию мама бросилась обьяснять тёте Сони о моей «ужасной травме». Уже через минуту тётя Соня с озабоченным лицом клялась всем святым, что она никогда не позволит себе падать с дивана и к этим безобразиям не имеет никакого отношения. И хотя праведный порыв ее немного меня успокоил, конечно же я тёте Соне не доверял. Чуствовал себя крайне напряженно, был на чеку и следил за хозяйкой дома – не сядет ли она втихаря на диван. «Скорее бы все это кончилось» – думал я – «скорее бы домой». Вскоре атмосфера юбилея меня отвлекла, многочисленные гости расселись за стол. Кушал я в ту пору неважно и поклевав салатик устремился на разведку по дому. Муж хозяйки всучил мне подобия игрушек – какая-то модель танка, уж не помню. Взрослые охотно со мной заговаривали, развлекали – других детей на застолье не было. Я дипломатично вступал с ними в контакты, отвечал на вопросы, хотя вся это публика у меня вызывала чувства мягко говоря негативные – от раздражения до неприязни. Все они в моих глазах были соучастниками возможных провокаций со стороны пресловутой тёти Сони. Время летело быстро, в пылу событий, играясь, я стал забывать о страхе. А когда стемнело, взрослые представители нашей семьи, извинившись перед хозяевами – маленький ребенок,мол, решили что пора ехать домой. Меня позвали и стали одевать.

Домой ? В этот момент я вспомнил о своих страхах и подозрениях. Какими ничтожными и жалкими показались они в тот миг. Наконец-то ! Я еду домой ! Всё обошлось ! После нас хоть потоп ! Теперь я не боялся тёти Сони и ее гостей. Хозева и большинство присутствующих – знакомые, родственники нашей пока еще приличной семьи вышли провожать в прихожую. Приличной нашей семье оставалось быть считанные минуты. Я отчетливо помню этот момент счастья , столь редкого в моей жизни ощущения полной душевной свободы. Раскланявшись с родителями, люди обратили свои улыбчивые лица на краснощекого малыша «Я смотрел в эти лица и не мог им простить...». Волна эмоций захлестнула меня не на шутку, прорвав плотину внутреннего напряжения. Пострадали те кто стоял ближе всего. «Ты – попа» - задыхаясь в радостной злобе, указал я на расплывшегося в улыбке дальнего родственника. – «Ты - пися» - огорошил я стоявшую слева пожилую женщину – «Ты – какашка» - не переставал удивлять я уважаемое собрание, припечатав еще одну случайную жертву. «А ты, тыы» -я таки нашел в рослой толпе тётю Соню – ТЫ УЖЕ МОЖЕШЬ ПАДАТЬ С ДИВАНА !!!!