Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

палеолог

Северная столица

Duomo night

Столицу Ломбардии, мировой моды и мировой оперы трудно назвать городом контрастов. Все тут выглядит довольно презентабельно, даже бедность. А вот наша жизнь в городе была весьма контрастна. Возвращаться вечером после шоппинга из миланских бутиков домой, а там греть на плите воду и поливать себя из ковшика – это тот еще диссонанс, доложу я вам. Видимо Всевышний посчитал, что Новый год в Милане и работающий исправно бойлер – слишком жирно для этой парочки. Ну, у меня, лично, в жизни так бывает часто. Где найду – там потеряю. И платить приходится всегда за всё. Причем, не только деньгами.

Collapse )
палеолог

Тест Маркиша

makarij

На прошедшем в Москве заседании расширенного форума цезарепапистов(т.н. «Всемирный русский собор»), опосля многолетних потуг, наконец-то было сформулировано определение РУССКОСТИ:

«Русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа.»

Один из авторов нового определения русской идентичности – популярный православный богослов и публицист Марк Семенович Маркиш (внук поэта Переца Давидовича Маркиша), более известный, как иеромонах Макарий(фото сверху). Ну это так, к слову. Обычная история. Что в науке, что в музыке, что в поэзии, что в русской идее…

Попробовал пройти проверку на русскую идентичность:

«человек, считающий себя русским» – допустим.
«не имеющий иных этнических предпочтений» - ммм… хер с ним.
«говорящий и думающий на русском языке» – нет проблем…

Завалил тест Маркиша(«православное христианство - основа национальной духовной культуры») и не ощутил солидарности с судьбой русского народа, в виду полного непонимания этой судьбы. Перевел формулировку на определение еврейской идентичности. Завалился на тех же двух последних пунктах: «признание иудаизма, как основы национальной духовной культуры» и «ощущение солидарности с судьбой еврейского народа». Доктор(ребе, батюшка), кто я ? Космополит безродный, али террорист, у коего, как известно, национальности не бывает… Третьего не дано. Впрочем, ребе утешит. Еврейство по матери у них не пропьешь, что б я обо всем этом ни думал.
палеолог

La ballata dell’amore cieco

Помните старинную притчу о материнском сердце ? Там парень влюбляется в очень злую девушку, которая требует от несчастного парня, в знак верности, принести сердце его матери. Парень вырывает сердце из груди матери и спешит преподнести его девушке. По дороге он спотыкается и падает. А сердце матери спрашивает «Ты не ушибся, сынок ? Тебе не больно ?»... Эта притча существует в фольклоре самых разных стран. Наиболее известный ее стихотворный вариант - баллада французского поэта-натуралиста конца XIX века Жана Ришпена (“La chanson de Marie-des-Anges”). А одной из самых известных музыкальных вариаций этой баллады стала песня легендарного итальянского барда Фабрицио Де Андре “La ballata dell’amore cieco”(«Баллада о слепой любви»). Фабрицио Де Андре - итальянский «высоцкий, боб дилан и жорж брассенс», голос маргинального протеста 60-х-70-х, мог сравниться по популярности в своей стране разве что с А. Челентано. Де Андре умудрился сделать сюжет стихотворение Ришпена еще мрачнее и положить его, при этом, на весьма легкую, почти танцевальную музыку, выдержанную, впрочем, в балладном стиле…

палеолог

"Полыхаев, вот ваш меч". От двух до пяти.

Чего-то вспомнилось...

Находясь в том самом креативном по части случайного юмора возрасте, я полюбил отвечать на телефонные звонки. Заслышав звонок, я бежал, путался под ногами у взрослых, но первым прорывался к телефонному аппарату. С грохотом срывал трубку и громко задавал один и тот же вопрос. "Кто это ?!". Видимо в этом непреодолимом любопытстве и крылась причина моего страстного желания схватить трубку первым. Взрослые, в принципе, не возражали против такого моего первенства. Смущала лишь форма приветствия...

- Это даже хорошо, что ты берешь трубку – заметили однажды в приватной беседе родители – Но с вопроса "Кто это ?" телефонную беседу начинать не принято.
- Почему ? – как обычно спросил я.
- Потому что это неприлично. Потому что взрослые звонят кому-то из взрослых. И следует спросить "Кто Вам нужен ?" .
- "Кто Вам нужен ?" – повторил я фразу, кажется не до конца понимая ее глубинный смысл.
- Именно. "Кто Вам нужен ?". Запомни три слова. Это совсем не сложно – настаивали родители – Запомнишь ?
- Да.
- Повтори.
- "Кто Вам нужен ?" – повторил я, чеканя каждое слово.
- В следующий раз, когда зазвонит телефон, не забудь произнести именно эту фразу, а не свое любопытное "Кто это ?".
- А как же я буду знать, кто звонил ? – до меня начало доходить, что спринт к звонящему телефону кажется теряет смысл.
- Тебе сообщат. Если сочтут нужным. Люди звонят нам, или бабушке с дедушкой, а не тебе – окончательно прояснили ситуацию родители.

Я не помню сколько времени прошло между этим разговором и первым телефонным звонком. Наверно немало. Когда бледно-зеленый аппарат, стоявший в коридоре, разразился, наконец, привычной режущей трелью, я добрался до него совершенно беспрепятственно. Взрослые вышли в коридор с единственным намерением - проконтролировать выполнение данной мне установки. Я едва не выпалил свое обычное "Кто это ?", но заметив вокруг участливые, сосредоточенные лица взрослых, вспомнил то, чему меня учили. И уверенно глядя в глаза собравшимся, я четко проорал в телефонную трубку:
- Кому Вы нужны ?!
палеолог

Спасибо, ealla

Комисcар Фурманов(братья Васильевы, к/ф "Чапаев"):
"Александр Македонский тоже был великий полководец, а зачем же табуретки ломать ?"

Генерал Хлудов(М. Булгаков, "Бег"):
"Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать ?"

Городничий(Н. Гоголь, "Ревизор"):
"Оно конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать ? От
этого убыток казне."
zhid

Еврейские сказки мои пугают глазки

У каждого народа есть свои сказочные герои. Иногда неповторимые, иногда схожие. У итальянцев – мальчик-луковица, у датчан – девочка с рыбьим хвостом. У шведов – гном с пропеллером, у русских – говорящий круглый хлеб, у французов – стильный кот в сапогах...

А вот у евреев все прозаичнее. Все как-то мельче, жальче, с налетом виктимности. С 1990 года одним их самых популярных персонажей израильской детской литературы является вошь. Возможно, единственная в мире монументальная группа посвященная вшам находится в холонском Парке сказок. Канаты символизируют волосы...



Collapse )
палеолог

Ну вот и все



музыка В. Мигули
слова ливийские народные.


Когда младенцем несмышленым
Я на горшок еще ходил,
Ты, грезя Книгою Зеленой,
Уже страной руководил.

Я рос… Взлетал и падал снова…
Я веселился… я страдал…
А ты с экрана новостного
Всю жизнь мою сопровождал.

Поговори со мной, Му́аммар.
О чем-нибудь поговори…
На время, выбравшись из ямы,
Мне снова детство подари…

Когда с ООНовской трибуны
Ты объяснил, как излечить,
Как сделать чище мир подлунный,
То мир решил: «Пора мочить»...

Стал взвод наложниц крепкотелых
Забавой натовских солдат.
Ты до последних дней хотел их,
Топя в араке боль утрат.

С тех пор, как с нами нет Саддама,
Немало пролито соплей…
Теперь и ты ушел, Муаммар -
Последний детства бармалей...
zhid

Русский фашизм отращивает пейсы.

В юности я, как и большинство людей, был глуп, шаловлив и не чурался разнообразных сексуальных перверсий. Особенно душа лежала к мазохизму – каждое воскресное утро, я читал свежий номер газеты «Завтра». Но однажды в начале 2000-х мне на глаза попалось стихотворение поэтессы Марины Струковой «Дочь Палестины» и со мной случилось то, что иногда случается с мазохистами, теряющими чувство меры. Вместо привычного стона наслаждения из моей груди вырвалась хорошо известная всем профессиональным мазохистам команда «Стоп». Болевые ощущения, полученные по прочтению шедевра, возобладали над удовольствием, и я захлопнул windows-ское окошко с любимой газетой. Время в Израиле, напомню, было мерзопакостное(впрочем как и всегда, но чуть по-другому). Страну сотрясали кровавые теракты Второй Интифады, в которой, к штыку приравняв перо, принимала посильное участие и любимая газета «Завтра»:

Дочь Палестины с душой шахида,
где рай - последняя из надежд.
На нежном теле — бруски пластида
под белой тканью простых одежд.

Фразы последние не бледнея
в видеокамеру говорит,
Дочь Палестины — враг Иудеи,
свет интифады в глазах горит.

В город — кочевницей из пустыни,
взор опустив, что неженски строг,
чтобы захватчик, глумясь в гордыне,
на КПП задержать не смог.

Пусть подтолкнут, ухмыльнувшись криво,
только смолчит, отвращенье скрыв,
но средь надменного Тель-Авива
грянет сегодня победный взрыв!

Боль и отмщенье во мраке слиты,
где над телами — руин навес.
Дочь Палестины с душой шахида —
Солнечный факел в руках небес.


Так писала Марина Струкова в 2002-м… Нет, это было выше моих сил – читать оды своим собственным палачам. Но знаете, что больше всего возмутило меня в этом стихотворении ? Не догадаетесь, наверно. Одна строка – «но средь надменного Тель-Авива». «О дремучая русская женщина, о зашоренная юдофобка» - негодовал я с высоты 2000-х, неистово поглощая утренний кофе – «Тебе не суждено побывать здесь никогда. Но если бы ты хоть краешком своего бессовестного глаза могла взглянуть на город Тель-Авив, твой грешный язык не повернулся бы назвать его надменным». При всем моем критическом отношении к Сионистскому Образованию в целом и его мегаполисам в частности, эпитет «надменный» по отношению к Тель-Авиву показался мне ужасно святотатским. Все что угодно – эклектичный, контрастный, засранный, душный, полуразрушенный, базарный. Но только не надменный…

И вот сегодня, на пороге осени 2011-го мне на глаза попалась ссылка, ведущая в блог той самой русской фашиствующей поэтессы-пассионарки Марины Струковой. Времена меняются - границы становятся все прозрачнее, мир все глобальнее, и русский фашизм (особенно эстетствующая часть его апологетов) все сильнее подвержен влиянию моды, диктуемой единомышленниками на Западе. Читаю в журнале госпожи Струковой:

«Кстати в эти же дни Израиль посетил с визитом русский националист Широпаев. Кто слушал передачу на АРИ, помнит, что Широпаева приняли там как родного и каким восторженным приехал он оттуда. Через неделю выяснилось, что в Израиль была и поэт Марина Струкова, бывший член РНЕ, которая и сейчас очень уважает эту организацию и не смотря на это в Израиле её, о чудо, тоже встретили как родную, и теперь она готовит цикл стихов о древней земле Израиля»

По ходу знакомства с журналом Марины Струковой выяснилось, что русская поэтесса сменила гнев и отвращение к Иудее на милость и уважение. И «солнечный факел в руках небес» жжет уже совсем других. Оказывается, Струкова - друг Израиля, ярая поклонница пресловутого норвежского террориста Брейвика, непримиримый борец с «толерастаией» и исламским засильем:

«Брейвик рассказал, что задавил грызуна машиной, когда ехал на хутор под Осло, чтобы собрать бомбу, взорванную им впоследствии в правительственном квартале норвежской столицы. "Единственное, о чем Брейвик сожалеет, так это о мертвой мышке! Ему совершенно безразличны люди, которых он убил!" - поражен источник в полиции, поведавший журналистам эту историю... Этот человек просто потрясает своим отношением к миру, он меня восхищает! Как прочтёшь очередной его перл, так и хочется сказать: "Ай да Брейвик!" Как же поживает мой любимец в тюрьме?"

На мой вопрос – в чем причина смены вектора, и почему русская националистка, сторонница РНЕ, певшая осанну еврейским погромам, сегодня восславляет убийство мусульман и их пособников, я получил удивительный по откровенности и бесстыдству ответ поэтессы:

«Я знаю, что время от времени меня будут упрекать моими неофашистскими стихами Я уважаю тех, кто готов умереть за свои взгляды. Даже если эти взгляды не разделяю. Стихов, где у меня есть что-то антисемитское, довольно мало. Я полагаю, что тем интересней перемена моего отношения к евреям. Считаю, что фашист, ударившийся в юдофилию, это пикантно, необычно и автор не должен бояться скандальных вещей - на таких вещах делают имя. Человеку свойственно меняться, в 2002 году я не знала и не читала того, что мне известно о иудаизме сейчас.»

Принципиальная идея поэтессы Струковой мне ясна – «Времена меняются, меняются увлечения, источники вдохновения и цели. Неизменным остается лишь средство – мочить всегда, мочить везде до дней последних донца». Я далек от психиатрии, и не берусь оценить душевное состояние, в котором перманентно пребывают иные поэтические натуры(в христианской традиции это, кажется, квалифицируется как «одержимость бесами»). Хотелось бы перевести мессадж в более позитивное русло и привести еще несколько строк из ответа Марины Струковой, которые меня почти тронули:

«В написании стихотворения нимало не раскаиваюсь. Если после всего каяться, лоб разобьёшь. Чисто стилистически мне в нём не нравится определение "надменный" для Тель-Авива, потому что оно ему не подходит.»

Она таки смогла увидеть и непредвзято оценить этот город…